Две лепты за пингвинов

Тайная жизнь пингвинов, именуемая на самом деле, конечно же, Пингвинья тропа (ペンギン・ハイウェイ), довольно уверенно возвращает веру в аниме. Она начисто лишена всех ключевых недостатков нашей драгоценной формы мифотворчества, как то: постоянные дежурные реплики, рассусоливание над очевидным, переигрывание в эмоциях и толчение воды в ступе. Зато в изобилии несёт краеугольные достоинства: неожиданные повороты, искренние сантименты, наплевательство на трансцендентность и щедрые, до импрессионизма живые потоки солнечного света.

Но не только. Штука в том, что Пингвинья тропа даёт жару и вне контекста анимешной эстетики. Это полноценное, очень круто сделанное, высокохудожественное кино. Она бережно берёт за душу не благодаря изобразительной экзотике (да и кто сегодня усматривать экзотичность в анимешности, скажите на милость!), а самостоятельными вдумчивыми находками. В духе фильмов Король говорит или, например, Амели. Она даёт сразу понять, что японские аниматоры перестали сидеть под одеялом, заткнув глаза и уши, смотрят по сторонам и придумывают свежее.

Разумеется, здесь легко узнаются и привычные сердцу и глазу архетипы: Юрика чертовски похожа на Мисато Кацураги из Евангелиона, а Судзуки – на Тодзи Судзухару оттуда же. Но в смысле ситуаций и приёмов авторский кругозор этим не ограничивается. Например, формально фабула изрядно черпает себя в Леме, но подаёт лемовские сюжетные мотивы в духе настоящего по всем правилам магического реализма. Не такого безнадёжного, как у Маркеса или Алексея Иванова, но солнечного, пусть с тоской о конечности, но всё же радостного, как у Джона Краули.

Как и положено в м-реализме, сказочное здесь принимается как естественное, а из ряда вон выходящее воспринимается героями, как в детстве, закономерным проявлением природы. При этом для зрителя сказочное остаётся удивительным – в результате получается очень хороший и сильный эффект.

Пингвинья тропа очень доброе кино. Мои товарищи высказывали мысль, что Юрика поломала главному герою всю жизнь, но это, на мой вкус, совершенно не так. Помимо схожести с Мисато и мамой Хале из Janguru wa itsumo hare nochi Guu, она являет собой классический пример Manic Pixie Dream Girl, персонажа, главная задача которого инициировать героя, помочь ему осуществить взросление, выйти на новый эмоциональный и интеллектуальный уровень, после чего исчезнуть. Как, например, в Элизабеттауне или в Завтраке у Тиффани. Или в Титанике, где роль Manic Pixie Dream Boy исполняет оскароносный победитель медведей. Юрику в оригинале даже зовут просто お姉さん. Это очень красивая и точная история. И без того не по годам взрослый Аояма совершает эмоциональный рывок.

Ну и напоследок, о пресловутых сиськах. Да, в весьма себе приятном переводе мультфильма многократно используется слово сиськи. Да, в одном из рекламных слоганов российского проката говорится: отличный подарок к новому учебному году для всей семьи. Не переживайте от диссонанса и смело показывайте мультфильм детям. Главным героям Пингвиньей тропы по 9-10 лет, в их устах (а главное – в контексте глубокой задумки фильма) все сиськи звучат органично и совершенно не вульгарно. После сеанса, делясь впечатлениями, моя жена сказала, что да, очень здорово, но больно уж много обсуждения сисек! На что мой сын, ровесник героев мультфильма, заметил: «Мам, это аниме! Чего ты хотела?!»

В общем, настоятельно рекомендую, если ещё не. Обязательно найдите время. В Нижнем Новгороде фильм прокатывается в Орлёнке, как минимум всю текущую неделю.

https://kenichi-kitsune.livejournal.com/127442.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.